Sandrastudia.ru

Красота и Счастье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Людмила игнатенко жена погибшего пожарника

В тени Чернобыля: Подлинная история пожарного Василия Игнатенко и его преданной Людмилы

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Василий Игнатенко был одним из первых пожарных, которые прибыли на Чернобыльскую АЭС тушить пожар. Рядовой пожар, как они тогда думали. Сегодня историю Василия и Людмилы Игнатенко знает весь мир благодаря сериалу «Чернобыль», премьера которого состоялась 6 мая 2019 года. Честны ли были создатели сериала со зрителями, рассказывая о судьбе героя и настоящем подвиге преданности и самоотверженности, который совершила его 23-летняя супруга?

С надеждой на счастье

Они познакомились в Припяти, 18-летняя Людмила и 20-летний Василий. Девушка родилась и выросла в украинском городе Галич Ивано-Франковской области, а в Припять попала по распределению после окончания кулинарного техникума.

Василий Игнатенко был родом из белорусской деревни Сперижье в Брагинском районе. Получил профессию электрика в Гомеле, работал в Бобруйске, откуда и был призван в армию. Служить ему довелось в пожарной части в Москве, а после демобилизации стал работать по специальности, полученной в армии. Работу нашёл в Припяти, всего в 40 километрах от родного села.

В первую же встречу Людмила удивилась, насколько новый знакомый разговорчив. Он всё время рассказывал какие-то истории и беспрестанно сыпал шутками. В тот вечер он пошёл её провожать. Это была первая любовь. Но тогда она даже не догадывалась, насколько сильной она может быть.
Через три года Василий и Людмила поженились, жили в общежитии прямо над пожарной частью. Строили планы, мечтали о детях. Они прожили три года и не успели даже насмотреться друг на друга. Все время ходили, держась за руки, и признавались друг другу в любви.

Когда Василий был в смене, Людмила часто смотрела в окно и любовалась супругом. Весной 1986 года они уже знали: у них скоро будет ребёнок. Мечтали, как славно заживут втроём. 27 апреля они собирались поехать с мужем к его родным, надо было помочь посадить огород. Но 26 апреля 1986 года перечеркнуло все надежды.

Начало конца

В ту ночь была как раз смена Василия. Людмила услышала шум на улице и выглянула в окошко. Муж помахал ей рукой и велел отдыхать, ведь в шесть утра они будут уже отправляться в путь к его родителям в Сперижье. Он лишь сказал, что на АЭС пожар. Тогда ещё никто не знал о взрыве четвёртого энергоблока. Людмила смотрела на зарево на горизонте, пламя поднималось очень высоко.

Заснуть она так и не смогла. Всё ждала и ждала, когда же смена вернётся в часть. В семь утра Людмиле передали: Вася в больнице. Она бежала, не разбирая дороги, но у больницы уже стояло оцепление, туда никого не пускали. Возле оцепления стояли жены и родные других пожарников, оказавшихся в больнице. Они бросались к каждой машине скорой помощи, но и к ним не пускали. Девушка разыскала знакомого врача, уговорила её пропустить на несколько минут к мужу. Он просил её уезжать, спасать ребёнка. Но как же она могла бросить его в такую минуту?!

Врач сказала: всем нужно молоко, литра по три. Людмила с подругой отправились в деревню, привезли молоко всем шестерым пожарным, которые пострадали первыми. Дальше всё было, как в тумане: БТРы на улицах, белая пена, которой мыли улицы, военные в респираторах.

Потом всем родным велели собрать сумки пожарникам: их ночью отправляли спецрейсом в Москву. Но когда жёны вернулись к больнице, самолёт уже улетел. Их специально отослали от больницы.

Всегда рядом

В городе началась эвакуация, обещали всех вернуть через несколько дней домой, а пока поселить в палатках на природе. Народ собирался весело, никто ещё не знал масштабов трагедии. Готовились отметить Первомай, везли с собой мясо на шашлыки.

Людмила поехала к родителям мужа. Дорогу не помнила. Там успели посадить картошку, а потом она засобиралась в Москву, к Васеньке. Чувствовала себя она плохо, её всё время рвало. И свекровь не отпустила её одну, отправила вместе с ней свёкра. В Москве первый же милиционер показал им дорогу к шестой больнице, радиологической.

И снова Людмила всеми правдами и неправдами добилась свидания с мужем. Она была худенькой, о её беременности никто не знал. Заведующая радиологическим отделением долго расспрашивала девушку. А Людмила отчаянно врала о том, что у них с Васей двое детей, сын и дочь. Завотделением Ангелина Васильевна Гуськова поверила и позволила ей на полчаса пройти к мужу, запретив прикасаться к нему. Людмила уже тогда знала: она никуда из больницы не уйдёт, будет рядом с Васей.

Она вошла в палату и увидела, как мужчины играют в карты и весело смеются. Увидев жену Вася счастливо рассмеялся: вот попал, и тут нашла! Такая у него жена! Гордился и радовался.

Она была с ним рядом почти неотлучно. Сначала жила у знакомых, потом ей позволили поселиться в гостинице при больнице. Она готовила бульоны и кормила Васю и его коллег. Потом их всех положили в разные палаты. За всеми ухаживали солдаты, потому что персонал отказывался без спецзащиты подходить к пострадавшим. И лишь Людмила неизменно была рядом с Васенькой. И даже тогда она ещё не представляла всей силы своей любви.

14 дней и вся жизнь

Она всегда держала его за руку. И не обращала никакого внимания на запреты врачей. Ей казалось: она сможет его спасти силой своей невероятной любви. Она всегда думала о нём. А потом был День Победы. Раньше Василий мечтал показать ей салют в Москве. Вечером он попросил жену распахнуть окно, и тут же в небе стали распускаться огненные букеты. Он достал из-под подушки три гвоздики и протянул Людмиле: он обещал на каждый праздник дарить ей цветы. И тут уговорил медсестру купить букет для жены.

В сериале «Чернобыль» этот эпизод описан немного по-другому. Там Людмила стоит у распахнутого окна и описывает мужу виды Москвы. И беззвучно плачет, потому что перед ней – только серая стена. Зачем авторы фильма построили эту стену? Можно только предположить, что таким образом они хотели показать отношение властей к людям.

Читать еще:  Пьяная жена в чулках

Врачи уже знали, что она беременна. Ругали за обман, но Людмила точно знала: она должна быть рядом с мужем. Ей сказали, что все эти дни она находится рядом с реактором: он получил 1600 рентген. Но Людмила была упряма: она не уйдёт.

Людмила заставляла его мечтать, даже заставила мужа придумать имя будущему ребёнку: если девочка – Наташа, мальчик – Вася. Правда, Людмила на Васю не согласилась. Как будто и не было в их жизни всего этого ужаса. Но он никуда не делся.

Изменения были необратимы. Людмила никогда не забудет этих дней в московской больнице. Она видела, как мужу каждый день становится всё хуже. Радиацией были поражены все органы. Цвет кожи менялся от нормального к синему, бордовому, серому, потом это было уже не тело, а одна сплошная рана. Она меняла ему постель, приподнимала на кровати и каждый раз на её руках оставались куски его кожи.

Была крохотная надежда, что ему поможет пересадка костного мозга. Донором мог стать кто-то из родственников. Лучше всех подошла его 14-летняя сестра Наташа, но Василий воспротивился: она слишком маленькая, ей операция повредит. Донором стала старшая сестра Людмила. Но пересадка не помогла.

Жена пожарного почти не отлучалась от него. Стоило ей пойти прилечь на несколько минут в гостиничном номере, как тут же прибегала нянечка: зовёт. И она вставала и шла к нему. Он всегда её звал.

В тот день она поехала на похороны коллеги мужа. Людмилы не было всего три часа. Когда она вернулась, Василий Игнатенко уже умер. Она успела с ним попрощаться: он всё еще был в специальной камере, где находился в последние дни. В цинковый гроб Василия Игнатенко положили в парадной форме, но босиком: ему не смогли подобрать обувь, настолько распухли ноги. Но облачили в парадную форму. Хоронили на Митинском кладбище в запечатанном цинковом гробу.

Жизнь после любви

Она продолжала любить его всю жизнь. Каждый день, каждую минуту. Их дочь Наташа родилась в Москве раньше срока, после поездки Людмилы на кладбище к мужу. Рожала она у Ангелины Васильевны Гуськовой. С виду с девочкой было всё в порядке, но у малышки был цирроз печени и порок сердца. Врач сказала: дочь спасла свою маму, приняв радиацию на себя. Наташа скончалась через четыре часа, её похоронили возле папы.

Людмиле дали квартиру в Киеве, где она буквально сходила с ума. Она по-прежнему тосковала по мужу, и никто ей не мог заменить любимого человека. Когда поняла, что так жить больше нельзя, решила родить ребёнка. Мужчине объяснила всю ситуацию. Честно призналась: любит она только своего Васю.

Она стала мамой, радовалась, что ей теперь есть ради кого жить. Сын рос болезненным, но Людмила была счастлива: её жизнь снова обрела смысл. А Василий снился ей едва ли не каждую ночь. Счастливый, смеющийся. С Наташенькой на руках.

Об аварии на Чернобыльской АЭС сегодня знает весь мир, однако в истории Советского Союза была и другая катастрофа, повлекшая за собой ядерный взрыв. Информация об этом происшествии не разглашалась больше тридцати лет, в зоне заражения в Челябинской области продолжали жить люди. Судьбы семей, оставшихся жить в зоне отчуждения, — это трагедии, о которых в официальных сводках предпочитают молчать…

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Жена ликвидатора аварии на Чернобыльской АЭС Людмила Игнатенко дала первое интервью после выхода нашумевшего сериала

Муж Людмилы Игнатенко, пожарный Василий, одним из первых приехал на место катастрофы. Людмила, ставшая прообразом для одной из главных героинь в сериале «Чернобыль», призналась, что проект причинил ей боль и даже изменил жизнь.

Василий Игнатенко был командиром пожарной части. В ночь с 25 на 26 апреля 1986 года он прибыл на место аварии на Чернобыльской АЭС и делал все возможное, чтобы ликвидировать последствия катастрофы. Получил большую дозу излучения и был перевезен в Москву для лечения. 13 мая Василий умер из-за острой лучевой болезни.

Супруга ликвидатора, Людмила Игнатенко, на днях рассказала, как узнала, что ее история была использована в сериале «Чернобыль», каким на самом деле был ее муж и как проект HBO повлиял на ее жизнь.

Людмила призналась, что никто не предупредил ее, что про нее собираются снимать сериал (лишь приглашали как эксперта, но сотрудничество так и не состоялось), а уже после его анонса корреспонденты пытались заполучить комментарий любыми способами. «Начались атаки на квартиру. И до такой степени дошло, что журналисты подставляли ногу в двери и записывали интервью. Но о чем говорить, если я о фильме ничего не знала? Я узнала по рекламе, что обо мне идет фильм. Я была настолько разбита и убита. У меня не было секунды свободной, были звонки за звонками. Мне пришлось съехать со своей квартиры в Киеве», — призналась она в интервью BBC.

Игнатенко также поделилась впечатлениями от просмотра мини-сериала: «Мне настолько тяжело было смотреть, мне настолько больно было. И эта ложь в фильме. Очень много кадров несправедливых. Показали, что Вася кричит. Нет, он был настолько терпелив, спокоен и уравновешен. У него не было истерики».

Пожалуй, наиболее тяжелые сцены в «Чернобыле» — это кадры свиданий Людмилы с умирающим от лучевой болезни мужем. Игнатенко рассказала, что на самом деле, когда она навещала Василия, они много шутили и смеялись. «Ну, подумаешь, будет без волос, когда они повыпадали, думала я. »А если не отрастут?» — Вася спрашивал. Я отвечала: »Тогда будем платочком вытирать, экономия шампуня»».

После свиданий с мужем Игнатенко потеряла ребенка. Многие недоумевали, как можно было во время беременности касаться облученного человека. Людмила прокомментировала свою позицию: «А как я могла оставить своего мужа, скажите мне? Я считала, что мой ребенок защищен внутри меня. Насколько мы были неосведомленные, что такое радиация, что такое страшная экология!».

В октябре 1986 года Людмиле позвонили из МВД и предупредили, что к ней придут дипломаты и будут предлагать уехать из России. Ей посоветовали ответить, что все хорошо, что она никуда уезжать не хочет. Так она и сделала. «Это была Канада, Америка, Германия. Но я не согласилась, потому что нас предупредили», — сказала Людмила.

Читать еще:  Жена джейсона стетхема рози

24 ноября 2019 · Текст: Катерина Некрасова · Фото: BBC News — Русская служба/Youtube

«Очень много ложных кадров»: жена пожарного с Чернобыльской АЭС Людмила Игнатенко дала первое интервью после выхода сериала о катастрофе

«Чернобыль» — один из самых обсуждаемых сериалов года. Это проект HBO об аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году, который получил лучшие оценки критиков в истории!

Среди главных сюжетных линий — история 25-летнего пожарного Василия Игнатенко, который одним из первых приехал тушить пожар на месте аварии, и его супруги Людмилы Игнатенко. Она рассказывала, что после вызова Василий попал в больницу, где она проводила с ним все время, и с каждым днем его состояние ухудшалось. 13 мая он скончался.

Людмила через несколько лет родила сына Толю, но личность отца скрывает: замуж она не вышла и воспитывает мальчика одна в Киеве. А сейчас она дала первое после выхода сериала HBO интервью BBC, в котором рассказала, как изменилась ее жизнь после проекта!

«Когда я узнала, что это будет фильм про меня, мне было и обидно, и неприятно. Почему не спросить меня, не поговорить со мной, не подготовить меня как человека? Что так и так. «Мы снимаем фильм про тебя и твоего мужа», — поделилась она, — Начались атаки на квартиру. И до такой степени дошло, что журналисты подставляли ногу в двери и записывали интервью. Но о чем говорить, если я о фильме ничего не знала? Я узнала по рекламе, что обо мне идет фильм. Я была настолько разбита и убита. У меня не было свободной секунды, были звонки за звонками. Из-за того, что меня лишили покоя, мне пришлось съехать со своей квартиры в Киеве».

По словам Людмилы, за два года до премьеры ей позвонила представитель HBO и попросила стать консультантом в создании картины о катастрофе, на что она согласилась и рассказала некоторые детали случившегося. Но о том, что в сериале покажут их с супругом, она на тот момент не догадывалась! «Мне настолько тяжело было смотреть, мне настолько больно было. И эта ложь в фильме. Очень много кадров ложных. Показали, что Вася кричит. Но он у меня был настолько терпеливым, спокойным и уравновешенным. У него не было истерики», — призналась Людмила.

А еще она рассказала о своей жизни до катастрофы: «Припять мне казалась Раем — очень красивый город, я даже в письмах маме писала, насколько приятно гулять». С будущим мужем Людмила познакомилась на вечеринке у друзей в общежитии: «Сидели, пили чай на кухне, а Вася забегает, и я говорю: «Господи, что это за трындычиха прибежала?» А он разворачивается и отвечает: «Ты смотри, чтобы эта трындычиха не стала твоим мужем». И так мы с тех пор стали встречаться».

«Когда я приехала к Васе в больницу уже в Москве, я поняла, что это такое. Как я могла покинуть своего мужа, скажите? Насколько мы были не осведомлены, что такое радиация, что такое страшная экология. Да, говорили, что центральная нервная система повреждена полностью, но я этого не понимала, думала, мол, подумаешь, будет немного нервный, будет без волос. Мы смеялись, шутили, у нас не было в мыслях, что это идет к какому-то концу», — поделилась Людмила, — 1 мая он говорит: подойди к окну, сейчас будет салют. Я открываю, а он подходит и достает из-под подушки три гвоздички. Это были последние цветы, которые он подарил мне».

По ее словам, похоронить родных на Родине супругам погибших не дали: они, мол, герои страны, останутся в Москве. «Прощания не было. Нас возили на автобусе с гробом два часа», — рассказала она.

Герой «Чернобыля»: мать пожарного Василия Игнатенко о том, каким он был в жизни

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    4 июня вышел последний эпизод сериала «Чернобыль», где в пяти сериях были воссозданы дни чернобыльской катастрофы и ее последствия. Сериал уже стал одним из главных событий 2019 года, почти у всех его героев есть реальные прототипы. Одним из таких героев был пожарный Василий Игнатенко. Он тушил пожар на станции в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года, а 13 мая умер в Москве от острой лучевой болезни. Би-би-си встретилась с матерью пожарного — Татьяной Игнатенко и с писательницей Светланой Алексиевич, которая сделала историю Игнатенко и его жены Людмилы одной из центральных в своей книге «Чернобыльская молитва».

    Березино — районный центр в 100 километрах от Минска. Здесь живет 80-летняя Татьяна Игнатенко — мать пожарного Василия Игнатенко. В апреле 1986 года он тушил огонь на Чернобыльской АЭС и скончался вскоре от лучевой болезни.

    История Василия Игнатенко, рассказанная его женой Людмилой — она прорвалась к нему в больницу и была с ним до смерти, — одна из центральных в книге Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва». В сериале «Чернобыль» эта история была рассказана еще раз.

    Британский актер Адам Нагаитис, сыгравший белорусского пожарного в сериале, сделанном американской HBO и британской компанией Sky Atlantic, рассказывал, что изучал своего героя по «Чернобыльской молитве».

    «Чернобыльскую молитву» читала и Татьяна Игнатенко. Она говорит, что там «все так», как и было. Обсуждаемый всеми сериал не смотрела — за легальный просмотр надо платить, а это слишком дорого. Мы показали Татьяне Игнатенко трейлер «Чернобыля», сцены и скриншоты, где Нагаитис играет ее сына.

    «Может, и похож. Только подбородок совсем не Васин, — разглядывает изображения женщина. — И в спецодежде пожарного я сына никогда не видела».

    Над диваном в парадной комнате маленькой квартиры висит рисованный портрет ее сына. Конечно, он не похож на героя сериала.

    «Похож — не похож, а это все надо рассказывать. Люди привыкли и забыли, а, может, и не знали про все», — говорит мать пожарного.

    Татьяне Игнатенко исполнилось 80 лет этой весной. В апреле 1986-го у нее, 47-летней, была большая семья: муж, четверо детей; самой младшей из них, Наташе, тогда исполнилось 14 лет.

    Читать еще:  Жена избегает близости с мужем

    В начале 1980-х семья отстроила новый дом в деревне Сперижье Гомельской области.

    «Дом был — просмоленный, золотистого цвета! И улица у нас была — вся в цветущих палисадниках. Нигде потом, где бы жилье ни предлагали, не видела такой красоты», — вспоминает женщина.

    В 1986 году деревня оказалась в зараженной зоне, ее расселили. Через пару месяцев после эвакуации дом семьи Игнатенко сгорел вместе с несколькими соседними. «Пожухлое все стало, заброшенное — может, кто-то бросил окурок…», — говорит Татьяна Игнатенко.

    Она вспоминает, что в эвакуированную зону возвращалась летом и осенью 1986 года много раз — там оставались колхозные животные (всю личную живность люди, проводившие эвакуацию, забрали и увезли на грузовых машинах). Жители деревни, тем не менее, приезжали убирать колхозные поля: лен, картошку, свеклу. Все это, говорит Игнатенко, забирали в государственные продовольственные фонды; куда эти продукты делись потом, она не знает.

    В 1986 году семья Игнатенко на свои сбережения много раз ездила в Москву — сначала пытаясь поддержать в больнице сына, а потом на его похороны. Василий, работавший пожарным в Припяти, был в первой вахте, которая приехала тушить пожар на АЭС.

    Татьяна Игнатенко теперь говорит: «Я не знаю, как бы он поступил в наше время, зная все то, что мы знаем, но тогда он не мог отказаться. Они молодые были хлопцы, горячие: кто, если не мы!»

    Image caption Из семейного альбома Татьяны Игнатенко

    В пожарные Василий Игнатенко попал за семь лет до этого — по призыву. Срочную армейскую службу проходил в пожарной части в Москве.

    «Закончил службу — хочу, говорит, только в пожарные. Отец ему: да иди на работу в колхозе — водителем, трактористом. Или в городе что найди. А Вася раз — и как перелез моментально через высоченный забор: вот как могу! И отец смирился», — рассказывает Татьяна Игнатенко.

    Незадолго до аварии вдруг, приехав домой, Василий принялся мастерить скамейку — чтобы несколько человек могли посидеть у двора. «»Вот, память обо мне останется», — говорит. Я возмутилась: «Чего говоришь? При чем тут память?»» — вспоминает его мать.

    Похоронив сына, Татьяна Игнатенко вывезла эту скамейку с собой — несмотря на то, что с собой брать что-либо им еще при эвакуации запрещали. Сейчас она так и стоит на ее даче — у небольшого домика в соседней деревне.

    «Фонит» ли скамейка, семья не проверяла. «Был у нас дозиметр, и [младшая дочь] Наташа в МЧС работала, но скамейку мы не проверяли никогда. Зачем? » — вздыхает она.

    Она вспоминает и другие совпадения из тех времен. 13 марта 1986 года Василию исполнилось 25 лет. Через два дня, 15-го, отмечали дату с родными и друзьями, и сын вдруг сказал: «Вот прожил 25 лет — и достаточно».

    Умер Василий Игнатенко после острой лучевой болезни 13 мая. Хоронили его 15 мая — ровно через два месяца, после того как он произнес те слова на своем празднике.

    Жену Игнатенко Людмилу, его мать Татьяну и других родственников погибших при тушении пожара спецслужбы СССР допустили только на похороны.

    Image caption Мемориал ликвидаторам аварии в Чернобыле на Митинском кладбище в Москве

    «Был сначала цинковый гроб, потом деревянный — я не знаю, там Вася был или камней наложили. Не видела я сына в гробу», — говорит сейчас Татьяна Игнатенко.

    Кроме ее сына на кладбище в московском районе Митино похоронено еще 28 человек — шестеро пожарных, работники станции.

    Только через пять или шесть лет Людмила Игнатенко сказала своей свекрови, что в могиле, в ногах ее сына, похоронена еще и ее внучка. Людмила была беременна, когда ухаживала за мужем в больнице. Девочка прожила только четыре дня. Мама успела назвать ее Наташей.

    Через девять лет после Чернобыля умер отец Василия — Иван Тарасович Игнатенко. Ему не было и шестидесяти.

    Татьяна Игнатенко похоронила мужа в той самой деревне Сперижье, где она выходила за него замуж и где у них был дом золотистого цвета.

    В 1986 году старшая сестра Василия — Людмила — пыталась стать донором спинного мозга для брата. Операцию она пережила тяжело. Четыре года назад она умерла от онкологического заболевания.

    Властями СССР Василий Игнатенко посмертно был награжден орденом Красного Знамени. В 1996 году власти Украины наградили его знаком отличия президента — крестом «За мужество». В 2006 году ему присвоили звание Героя Украины.

    Image caption Могила Василия Игнатенко на Митинском кладбище

    Звания Героя Беларуси у Василия Игнатенко нет. Его мать говорит, что давным-давно передала в Минск, «в самый высший наградной отдел», все необходимые документы, но где-то там они и «затерялись».

    Светлана Алексиевич: «Меня поразила привязанность человека к обычному ходу вещей»

    Белорусская писательница Светлана Алексиевич, получившая Нобелевскую премию, помимо других произведений, и за «Чернобыльскую молитву», рассказывает, что с матерью и другими родственниками Василия Игнатенко она знакома. Они несколько раз встречались.

    Писательница вспоминает, что вышла на семью Игнатенко через публикацию в одной из советских газет того времени. Там было написано примерно так: семья потеряла сына при аварии на ЧАЭС, но вывозит из зоны отселения запрещенные к перемещению личные вещи и «банки-закатки» с огурцами.

    «И меня поразила привязанность человека к обычному ходу вещей. Я знала о картине первых дней отселения: вот бабка идет, а ее патрулирует милиционер. А бабка не может понять, почему она должна выбросить в яму выращенные у дома огурцы, яйца, вылить молоко — оно же такое, как всегда! — рассказывает Би-би-си Алексиевич. — Вот из-за этой детали я и решила искать. Я не знала историю этой семьи, о ней не было написано. Но я вышла на Люсю [Людмилу Игнатенко]».

    «По моим книгам сделано фильмов восемь уже, — говорит Светлана Алексиевич. — Делали европейские фильмы — и ведь неплохие режиссеры. Но только вот этот фильм раз — и остановил внимание людей. Я посмотрела. Для меня — как человека отсюда и человека, работающего с этим материалом, — особых открытий и потрясений нет. Но я отдаю должное профессионализму, точным акцентам и фокусу на человеческое потрясение».

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector